«Представляешь, как вбиваешь в поиске "рэп", и тебе какое-то дерьмо выдает»
Молодое объединение организаторов о жанровых предпочтениях, публике, одежде и том, чем для них был «Бланк»
— Расскажите, кто из вас кто, и какую роль вы выполняете в «Бланке»?
SHULYA: Шуля, выполняю роль дизайнера, диджея, помогаю Максиму с организацией концертов.

Korona: Корона, снимаю для «Бланка» видео.

Максим: Я Каспер — маленькое приведение.
— Ты серьезно?
Максим: Ну, у нас же серьезное интервью. Я диджею, занимаюсь организацией мероприятий, но вообще-то ***** [ничего] не делаю.

SHULYA: Давай я его представлю. Я Максим Перевозчиков, занимаюсь организацией концертов, мероприятий, продажей вещей, продвижением своей культуры в городе Кирове…
— Я уже, кажется, понял, кто будет самым разговорчивым.
ZVNZY: Занзи, диджей, битмейкер по совместительству.

Максим: Патимейкер? (Смеются.)

ZVNZY: Патимейкер, ну да. Также помогаю с промо, с организацией.
На самом деле, «Бланк» — это не только мы, не только те, кто что-то организует, есть люди, которые просто приходят, и они тоже в «Бланке».
— Теперь нужно с общим вопросом разобраться, потому что не очень понятно, что такое «Бланк». Максиму я уже говорил, что когда спрашивал у знакомых полгода-год назад, что такое «Бланк», то мне отвечали, что это ребята, которых не пустили на «Капкан», и они решили сделать свой. Еще одним вариантом ответа было просто «молодые хайпожоры»…
ZVNZY: Нормальное определение. (Смеется.)

SHULYA: В городе очень мало мероприятий для молодых людей, которым 18, 20 или еще сколько-то лет...

ZVNZY: 14? (Смеются.)

SHULYA: Много аналогов существует в других городах, в Москве это развито, а в Кирове такого нет, и мы стараемся развить что-то, в чем мы разбираемся. Продвигаем какой-то стиль, стараемся одеваться современно и со вкусом, чтобы все это нормально выглядело.

Максим: Изначально «Бланк» был просто тусовкой, и я не знал, что будет дальше. Вылилось все во что-то большее, компанию друзей, которые пытаются как-то развить культуру в городе в некоторых направлениях. На самом деле, «Бланк» — это не только мы, не только те, кто что-то организует, есть люди, которые просто приходят, и они тоже в «Бланке». А если говорить насчет «Капкана», то единственный, кто у нас играет EDM это Владик (ZVNZY). Этот стиль мы не продвигаем, потому что он уже вышел из тренда и нам не особо интересен, а если кто-то так думает, то не очень разбирается в музыке и, скорее всего, в том, что вообще происходит за пределами Кирова.

SHULYA: Нам есть, куда расти, впереди много планов по продвижению, по улучшению, но пока мы сами всего добиваемся, никого не копируем, хотя, конечно, смотрим и на то, как другие делают. У нас дружеские отношения с организаторами разных мероприятий, но у нас немного другая музыка, другая подача и другие люди совершенно приходят на мероприятия, так что сравнивать с другими тусовками очень глупо.
— А в других городах России есть какие-то объединения, на которые вы ориентируетесь?
Максим: Есть объединение из Москвы-Питера undercloud, тоже представители андеграундной рэп-сцены в России, участвуют в разогревах исполнителей с Запада…

ZVNZY: У A$AP MOB они на разогреве.

Максим: Самые крутые рэп-тусовки в России делают они. Когда делал первый «Бланк», ориентиром был сайд-проект AVG — RAW. В чем-то и на них ориентируемся, но только в чем-то.

SHULYA: По стилистике у нас похожи мероприятия, но мы их не копируем.
— А вам не кажется, что вся тусовочная культура, в том числе тусовки AVG, слишком завязаны на наркотиках?
Максим: Ну да, люди ходят на тусовки, чтобы расслабиться, забыться, отдохнуть от каких-то проблем, а наркотики им помогают в этом.

ZVNZY: Но это вовсе не обязательно.

Максим: Кто-то же просто бухает.

Korona: Мне кажется, именно рейв-культура основана на наркотиках.

SHULYA: Она основана на музыке, а подкрепляется алкоголем и наркотиками.

ZVNZY: Это связано как-то, но наркотики не основа. Наркотики — плохо.
Он может хоть панкуху в свой сэт включить и будет ***** [отлично].
— Вы говорите, что совсем прямых аналогий по объединениям нет, как бы вы тогда могли определить именно ваши жанровые предпочтения?
Максим: У нас много сайд-проектов, нет определенного стиля. Но основной — рэп во всех его проявлениях, жанрах и поджанрах. Даже олдскул начали делать в этом году в сайд-проекте FullClip, ньюскул. Каждый диджей у нас играет в своем направлении, будь это мейнстрим-рэп, минималистик-трэп. Шуля играет трилл, триллкор, что ты еще играешь?

SHULYA: Все самое жестокое.
Микс Шули к вечеринке 5 DIAMONDS
Максим: Он может хоть панкуху в свой сэт включить и будет ***** [отлично].

SHULYA: Врубаю и хардкор олдскульный.

Максим: Меркулов играет лайтовый клауд… В общем, все направления рэпа. Любим хаус. Есть проект Dance on me, который пока не продвигаем, но скоро будем.

SHULYA: Еще мы играем габбу.

Максим: Да, будут рейвы. Кроме музыки мы продвигаем шмотки уличного стиля.

Korona: Бланково минимальные.

SHULYA: Мы поддерживаем разные виды спорта, баскетбол, скейтборд, BMX. В команде у нас есть ребята, которые занимаются этим, и мы пытаемся делать какие-то мероприятия, чтобы люди втягивались. Делаем выставки, к примеру, обуви, чтобы люди понимали, что нельзя просто придти на рынок, купить кроссовки и гонять в них.

ZVNZY: Или на aliexpress заказать.

SHULYA: Можно сочетать как-то одежду, можно красиво все сделать, брать где-то в других местах. В этом тоже что-то есть помимо серой жизни.

Максим: Да, мы продвигаем культуру кроссовок. У нас есть отдельный проект — Sneaker passion. На последние мероприятия привозили Дмитрия Егорова, редактора журнала «К.Е.Д.». А насчет спорта, у нас есть команда Cloud — это баскетбольный фристайл, они уже открыли свою школу и учат детей бесплатно. Но, конечно, в основном мы занимаемся тусовками.
Рэп умрет, умрем мы, потому что мы ничего больше не слушаем. А… есть же еще габба и личная жизнь.
— В общем, все это можно назвать хип-хопом?
Максим: Можно так сказать. Главное направление.

SHULYA: Ну нет. Ну ладно.

ZVNZY: Да так и есть.

Максим: Рэп, хип-хоп.

SHULYA: Я вообще ненавижу эти два понятия. И «клауд» ненавижу, потому что это все рамки, ярлыки. Представляешь, как вбиваешь в поиске «рэп», и тебе какое-то дерьмо выдает. (Смеется.)

ZVNZY: Ты заморачиваешься, это просто названия, а не какие-то рамки.

Максим: Главное направление все равно хип-хоп, с этого началось…

SHULYA: Этим и закончится. (Смеются.) Рэп умрет, умрем мы, потому что мы ничего больше не слушаем. А… есть же еще габба и личная жизнь. (Смеются.)
— А почему именно рэп?
ZVNZY: Да не знаю. С самого детства, с класса пятого-шестого слушаю. Начиналась все с мейнстрима. Потом начал слушать классику, Wu-tang. Потом начал русский рэп слушать. На самом деле, я много чего еще слушаю, и электронной музыки много.

Korona: У всех история одинаковая, мне кажется.
— Просто, когда я разговаривал о хип-хоп культуре с теми, кто вырос в 90-е, они говорили, что находили всегда что-то очень близкое во всех этих мрачных историях из черных кварталов. Поэтому мне интересно, что именно вы в этом находите?
ZVNZY: Не знаю, я такого не видел. Просто звук нравится.

SHULYA: Мне нравится грубая музыка и люди с проблемами. Самое интересное, что я смотрел, много обложек сделал с этими ребятами, — калифорнийское ограбление 80-х, когда два бандита совершили самое большое ограбление в том году. Запаслись автоматами, бронежилетами и отстреливались от копов, которые приехали. Они умерли, но целых два часа держали весь район в страхе. Я смотрю на них и думаю, что их привело к этому. Что ими двигало? Это все отображение той культуры. Но я не хочу себя связывать как-то с этой жестью. Можно точно так же спросить тебя, как ты связываешь себя с диджеем каким-нибудь. Просто ты слушаешь музыку, тебе это приятно по звучанию. Мне намного интереснее слушать людей, чем звезд каких-нибудь.

ZVNZY: Рэп же не только про ***** [плохую] жизнь бывает, но и про ***** [отличную] жизнь. (Смеются.)

SHULYA: Хорошая жизнь слишком скучна. Когда у людей есть проблемы — намного интереснее. Я сам с ними переживаю, поддерживаю какие-то политические взгляды, взгляды на какой-то стиль. Сейчас многие копируют эту культуру, но копируют неправильно, воруют звучание 90-х, сэмплируют настолько **** [плохо], что все звучит однообразно, думают, что жесткие, но они просто байтеры тупые.
— Вы много говорили про одежду, насколько это важно для вас?
Korona: Для меня не важно.

SHULYA: Мы не говорим, что лучше всех одеваемся. Весь наш интерес в том, чтобы выглядеть необычно, притом найти что-то редкое и подешевле. Обычно люди одеваются за большие деньги в масс-маркетах и думают, что, раз тратят деньги, то хорошо выглядят. Не надо бояться экспериментировать в одежде.

Максим: Мы продвигаем эту культуру, потому что на тусовки будет просто приятнее смотреть. Люди будут удивлять других чем-то новым. Это один из способов выделиться, не быть массой.
Информация сейчас самый важный ресурс. Странно, что многие им не пользуются, остаются на том же месте, никак не развиваются.
— А как вам поведение публики? Заметил, что у вас часто практикуют мош и слэм, вы это приветствуете?
Максим: Нет.

Korona: Нет.

ZVNZY: Нет.

Максим: Они мошатся и слэмятся под такие треки, под которые нужно просто…

ZVNZY: Танцевать, отдыхать.

SHULYA: Под то, что я играю, можно и помошиться, но они не понимают этого.

Максим: Если бы они нормально это делали, но они просто ****** [бьют друг друга].
— Какие еще есть проблемы с публикой?
Максим: Очень мало людей хотят открывать что-то новое. Мы пытаемся что-то продвигать, хотя в Кирове это очень сложно.

ZVNZY: Под рэп мало кто умеет танцевать, отсюда трэп, локти, все эти старые темы.

SHULYA: Люди не хотят выходить за привычные рамки. Привыкли к трэпу и под него танцевать, не хотят открывать для себя ничего нового, в этом вся проблема.

Максим: Информация сейчас самый важный ресурс. Странно, что многие им не пользуются, остаются на том же месте, никак не развиваются.

SHULYA: Зато я за них получаю и им же отдаю.
Я хочу, чтобы каждый участник «Бланка» занимался тем, что ему нравится, а «Бланк» ему помог в этом.
— Как вы видите себя через пять лет?
ZVNZY: Физруком в школе. (Смеется.)
— А как «Бланк» видите?
SHULYA: Мне кажется, это перерастет в букмекерскую контору. (Смеется.) На самом деле, мне кажется, что это перерастет в компанию организаторов, которая будет проводить более масштабные концерты в Кирове.

Максим: Мне кажется, тусовок будет меньше и больше концертов. А каждый участник «Бланка» останется задействован в этой сфере: кто-то будет диджеить, кто-то станет крутым артистом, кто-то откроет свою кальянку… (Смеются.)

Korona: «Бланк-бургер». (Смеется.)

Максим: Я хочу, чтобы каждый участник «Бланка» занимался тем, что ему нравится, а «Бланк» ему помог в этом.

SHULYA: Мне кажется, цикличная мода на рэп пройдет, появятся другие тусовки, другие проекты, а главный организатор «Бланка» Максим Перевозчиков просто станет хорошим организатором привозов.
— Не боитесь, что будет стыдно за весь этот ****** [ад]?
Максим: Не думаю, что нужно стыдиться прошлого.

SHULYA: Если тебе не стыдно за прошлое, то ты что-то сделал не так. Это же просто развитие.
Made on
Tilda