BMB SpaceKid о переходе к хаусу, искренности, сэмплинге и работе с зарубежными исполнителями
В разговоре с локальным саппортом (Gorilla) и редактором «Дымки» после кировского выступления
Gorilla: Понимаю твою музыку, знаю, откуда семплы режешь. Dexter Wansel, Diana Ross, Deniece Williams — все клево. Тем более, ты единственный русский, кто это делает…

BMB SpaceKid: Фанк?

Gorilla: Не фанк, а используешь классику вроде бы, но для просторов России не классику.

BMB SpaceKid: Herbie Hancock, вот это вот все?

Gorilla: Да. А кого можешь выделить из русской сцены?

BMB SpaceKid: SunSay, Иван Дорн…

Gorilla: Это понятно. А если ближе к хип-хопу?

BMB SpaceKid: С рэпом вообще странная ситуация у нас сейчас. Не знаю, даже сложно сказать.

Gorilla: Про ритм-н-блюз я вообще не говорю, его нет современного у нас.

BMB SpaceKid: Вот да, у нас рэп такой чисто русский рэп. А русский рэп я не слушаю. Поэтому сложно сказать, кто. Единичные люди: SunSay, Check, Le Truk… Profit, Obladaet.

Gorilla: А любимые зарубежные артисты?

BMB SpaceKid: Herbie Hancock, Curtis Mayfield, Roy Ayers, James Brown, J Dilla, Madlib. Rick Rubin, наверное.

Gorilla: А с чего ты начинал? Какие первые ассоциации с хип-хопом?

BMB SpaceKid: Gang Starr , Group Home, вот это все. Начинал я с брейкданса, граффити.

Gorilla: А ты считаешь субкультурную составляющей важной в музыке?

BMB SpaceKid: Важно все. В любом творчестве важна искренность. Насколько ты искренний, настолько важно и твое творчество, поэтому если ты не знаешь субкультуры, ты не можешь искренне качать. Это всегда будет поверхностно и цеплять будет поверхностно. Если музыка имеет глубину, реальную идею, смысл, концепцию, тогда это влияет на умы, и получается хороший продукт.

Gorilla: Тогда как объяснить популярность русского рэпа? Они же не знают этой культуры.

BMB SpaceKid: Это не хип-хоп и не рэп. Привези Гуфа в Штаты, в Комптон, он просто умрет через неделю. У нас родилась своя культура.

Gorilla: Хорошо это или плохо?

BMB SpaceKid: Это не хорошо и не плохо. Это просто по-другому. Это какое-то другое измерение просто. (Смеется.) Вот и все. Просто другое измерение.

Рякин: А современные ребята типа Yungrussia имеют отношение к этой культуре или все-таки это такое же местное явление?

BMB SpaceKid: Это, конечно, местное явление. Их же не слушают в Штатах.

Gorilla: Любишь ли ты то, что сэмплишь? Просто сейчас софт. Не надо покупать ни сэмплеры, ни драм-машины и зачастую к сэмплингу потребительское отношение, ребята не слушают музыку, культуре не отдаются.

BMB SpaceKid: Если дигать правильно, твоя душа и мозг просто впитывают хорошую музыку. Всегда нужно «копать». Чем больше, тем лучше. Тем самым, ты просто учишься, видишь разные вибрации, разные идеи, треки, звуки. Это уже часть вдохновения. Без этого никуда. Поэтому битмейкеры, сколько бы они не писали, двадцать, тридцать лет, дигают всегда. Всегда в поиске. А на самом деле, я уже не сэмплирую года два, очень редко сэмплирую.

Gorilla: Ну это понятно, т.е. все вокальные партии...

BMB SpaceKid: Вокальные партии это ладно. Я сейчас пишу оркестр, синты.

Gorilla: Мы знаем, да. Дмитрий Коротовских тебе помогал. Наш человек.

BMB SpaceKid: Да, он принимал участие с Urbanmostaz, прописывал духовые на два трека. Для альбома, который я сейчас пишу для Sony Music. Точнее, уже дописал. Он сейчас мастерится, микшируется и сводится.

Gorilla: Давай тогда вернемся ко времени, когда ты еще сэмплил. Ты слушал эту музыку, ты ее любил?

BMB SpaceKid: Да, конечно. Меня вдохновлял весь фанк 70-х, 80-х, соул, джаз, ритм-н-блюз, психоделик рок.

Gorilla: Стандартный набор. А почему такой резкий скачок от хип-хопа к хаусу у тебя произошел?

BMB SpaceKid: Тут такая фишка, что хаус пошел от хип-хопа. Общий корень — негры из Детройта. Они начали миксовать прямую бочку с фанком, делать хаус, и поперло. Когда делал свои биты, с 2006-го года я слушал их, и всегда мне все нравилось у себя, но чего-то не хватало. И я не знал, чего не хватает. И месяц назад только понял где-то. Мне не хватало ритма. Были крутые сэмплы, синты, был бит, но мне не хватало ритма. Мне казалось, что бит за несколько лет начнет эволюционировать, а на самом деле некуда эволюционировать было, уже круто и нечего искать. Вся суть в ритме, и мне хотелось больше ритма. А тогда я не мог этого сделать. В 2006-м году я даже не мог так подумать. Я даже не мог подумать о том, чтобы для танцевальной публики что-то сделать. Потому что разные вещи были для меня: хип-хоп, прямая бочка и что-нибудь танцевальное. Через какое-то время я понял, что вообще все это — одно и то же.

Gorilla: Европейская сцена сейчас просветилась и все резко очень перемешалось.

BMB SpaceKid: Даже не только европейская. Я на месяца два опережаю все треки, которые оказываются на телевидении, и вот полгода назад я говорил, что самым хитовым будет, если пустят трилл-трещотку, bpm 120-130, рэп, а потом, бац, прямая бочка, потом снова трещотка и снова прямая бочка. Ну и всё, так уже даже Скриптонит сделал.

Gorilla: А как ты к нему относишься?

BMB SpaceKid: А чего? Нормальный парень. Тоже вырос на Gunmakaz и респектует. Талантливый чел, но у него свой стиль.

Gorilla: Вернемся к сэмплингу. Цифра, аналог или все равно?

BMB SpaceKid: Да вообще все равно. Главное, какой у тебя исходник. Но лучше всего, конечно, винил и драм-машина.

Рякин: Почему?

BMB SpaceKid: Представь, что перерисовывал бы постоянно какую-то картинку с листа на лист. Ты бы что-нибудь терял по-любому, какую-нибудь линию, какой-нибудь цвет. Так же и форматы музыкальные. Чем больше ты потерял, тем хуже. И сложнее представить, что продакшен будет идеальным.

Gorilla: А как относишься к лоу-фай музыкантам?

BMB SpaceKid: Да вообще позитивно.

Gorilla: К тем, кто мастерит дома, с косячками.

BMB SpaceKid: Да я точно так же мастерю дома, с косяками. Кроме последнего альбома, который мастериться будет в Лондоне.

Gorilla: На чем работаешь?

BMB SpaceKid: Ableton, в Logic одно время. С применением драм-машин, аналоговых синтезаторов, фильтров, компрессоров. А пишу все в Ableton и Logic.

Gorilla: С какими зарубежными звездами у тебя планируется работа?

BMB SpaceKid: Да я не гонюсь работать со звездами. Не хочется гнаться за чем-то, а хочется просто писать музыку. Когда это получается с хорошими музыкантами, еще лучше. Вот альбом, который я второй год писал для Sony Music наполовину с приглашенными певцами. Один из них Illa J, брат J Dilla. Кто подошел к треку, с тем и получилось. Я не стараюсь сделать какой-то промо-хит.

Gorilla: Т.е. они сами на тебя выходят?

BMB SpaceKid: Illa J я сам написал. Он подхватил. С Anderson .Paak буду продолжать работать. Есть GoldLink — такой экспериментальный рэпер.
Совместный сингл BMB SpaceKid и DJ Premier при участии Anderson .Paak
Gorilla: А история с Dr. Dre? Как это случилось? Boiler Room приезжает…

BMB SpaceKid: Да, был Boiler Room в Москве…

Gorilla: Тебя, наверное, достал этот вопрос…

BMB SpaceKid: (Кивает.) Организаторы позвонили и сказали, что можно сработаться с Eminem, когда он приедет, или DJ Premier или с Anderson .Paak. Я сказал, что было бы круто с DJ Premier. Организаторы Boiler Room спросили разрешения у Премьера, он согласился. Мы договорились по телефону, кто что берет, какое оборудование, какие идеи. Встретились за два дня до Boiler Room и писали два дня, каждый день по четыре часа. Была студийная сессия, два трека сделали. Первый стал нашим синглом, второй тоже должен был им стать, но в итоге его услышал Dr. Dre. Премьер поставил ему в Нью-Йорке, Дре запрыгал, сказал: «Чувак, я беру к себе на альбом, зачитаю туда».

Gorilla: А как происходила работа? Т.е. ты записал бас-партию, драм-партию?

BMB SpaceKid: Если про трек Animals, то там был засэмплирован такой трек: «такси, такси, вези, вези», — вот этот трек, французский. «Зеленоглазое такси», можно сказать, только первая его версия, французская, под аккомпанемент Александра Зацепина. Там был этот проигрыш сумасшедший на гитаре, ноты тянущиеся. Я знал, прямо, что Премьеру должно понравиться, и это был где-то третий винил, который я поставил ему. И он сказал: «Да, давай делать с него». Мы загнали к нему сэмпл в драм-машину, у меня был привезен из Питера MPC 3000, у него Akai MPC Renaissance. Я делал бит, бас. Премьер в этом время резал сэмплы, и мы выбирали вариацию, какую лучше задействовать. Anderson .Paak в это же время писал текст при нас. В это же время записали первый куплет, припев, и все. Потом они уже в Штатах доделали трек, дочитали второй куплет, и Дре зачитал, спродюсировали.
Рякин: Отличается ли подход к работе у русских музыкантов от зарубежных?

BMB SpaceKid: Он может и не отличаться, может и сильно отличаться.

Рякин: Индивидуально все очень?

BMB SpaceKid: Да. Но у тех, кто в России, такое ощущение, что нет необходимости работать в одной студии в одно время. Если человек русский, из Питера, к примеру, то в Москву ему приехать, поработать над треком в облом. Он лучше будет дома дописывать, получит демки, голоса и т.д., и на расстоянии будет доделывать. А американцы и люди, которые давно в деле, обычно работают вживую, прямо на месте, здесь и сейчас. С нуля все создается вместе и все вместе корректируется, обговаривается, а не на расстоянии. В этом самое большое отличие.

Рякин: Может, география решает. Когда все очень далеко. К примеру, один во Владивостоке, другой в Москве?

BMB SpaceKid: Очень редко кто-то во Владивостоке. Москва-Питер обычно, Екатеринбург, Тольятти — это же все близко на самом деле. Ближе, чем Штаты в тысячу раз, но люди из Штатов и то сюда приезжают что-то делать.

Рякин: Каково это — долго слушать исполнителей, а потом вместе с ними работать? Это на тебя повлияло как-то?

BMB SpaceKid: Да нет. Нет ничего. Я пытаюсь просто здесь и сейчас быть, что бы ни случилось. Жизнь настолько вообще непроста, нечему удивляться вообще. Сегодня ты в топе, завтра в андеграунде, и наоборот. Не думал о прошлом, о том, что я слушал Премьера. Просто был здесь и сейчас, как и на сегодняшнем лайве.

Made on
Tilda